ПИСЬМА О ЛИНГВИСТИКЕ

Ханс-Иоахим ГРИММ

Сегодня мы займемся слоном «автомобиль». Это слово — дитя двух языков: греческого и латинского. Таких гибридов в словарях относительно немного, но все же они встречаются. У русских, например, не так давно вошло в обиход слово «телевидение», в котором соединились греческое «теле» — далеко и русское «видеть». Мы, немцы, н этом отношении скрупулезней и создали чистокровное немецкое слово «РегпзеИеп». (У нас одно время использовалось сходное по структуре слово «дальновидение». — При м. Р е Д.)
Замена греко-римского сплава, принятого в международных словообразованиях, греко-русскими или латинско-русскими гибридами дает себя знать и порождает различные непоследовательности. Например, образуя прилагательное от слова «телевидение», приходится возвращаться к латыни и говорить «телевизионный».
По вернемся к автомобилю. «Авто» происходит от греческого «автос», что значит «сам», а «мобиль» — от латинского «ггмЫПз», то есть «подвижный». Таким образом, слово «автомобиль» означает нечто самодвижущееся. По тому же принципу поляки составили слово «самоход», хотя они пользуются и словом «авто», удачно обходящим все грамматические ловушки. Если разобраться, слово «автомашина» представляет собой довольно странное создание. Значение греческой основы «авто» нам уже известно. А что такое «машина»? В переводе с греческого оригинала — «искусственное устройство», «оружие». Как видите, иногда и чистокровное слово в буквальном переводе звучит несколько комично. Этот пример показывает, насколько вольно используются иногда популярные иностранные формы при построении слов в другом языке.
Приставку «авто» мы видим также в слове «автобиография». Это слово греческого происхождения можно разложить, как мозаику, и получается: авто — сам био — жизнь графия — писать. Интересен «автобус». Снова мы видим «авто». Хорошо. Но откуда же «бус»? Из латыни: «Омнибус» значит «всем, для всех». Это слово еще сохранилось в немецком языке, но употребляется также и «автобус».
Вернемся, однако, еще раз к автомобилю. Как уже сказано, «мобиль» происходит от «тоЫПз», а это слово — от «тоуеге» — двигать. Суффикс «-ЬШб» значит, что с чем-то можно что-то сделать; значит, «то-ЬШз» — то, чем можно двигать (так же как «з1аЫПб» — то, что может стоять). «Мобилизовать», следовательно,— сделать чтото подвижным.
Причастие страдательного залога прошедшего времени от «тоуеге» гласит «то1из», то есть «двинут». Из этого корня образован «мот-ор», то есть двигатель. («Двигатель» — созданный русским языком,— точный эквивалент иностранного слова «мотор»; поляков заинтересовала другая сторона дела, и они создали слово «силышк», то есть «агрегат, создающий силу».)
Кроме окончания «-ор», соответствующего немецкому «-ег» и славянскому «-ель» (например, ЬеЬгег — учит-ель), к корню «мот-» можно добавить еще «-ив». Этот суффикс тоже выражает действие. Таким образом, «мотив» — движение. «Мотив» мы найдем и в «локомотиве» — слове, обе части которого имеют латинских родителей. По-латински «локо» (от слова «локус» — место) означает «с места». Итак, «локомотив» — «с места движущий».
Кроме того, окончание «-ив» встречается в словах «акт-ив» (от латинского адеге — действовать) и «штатив». Между прочим, корень «шта-» или «што-» звучит одинаково и в романских, .и в славянских, и в германских языках: 51а-ге по-латински сто-ять по-русски 51е-Ьеп по-немецки. Другой такой пример — «сидеть»:
5ес1-еге по-латински сид-еть по-русски бИ-геп по-немецки. С этим глаголом образуется слово, которое, как «автобиографию», можно разобрать на части: рге-51с1-еп1 по-латински пред-сед-атель по-русски Уог-зИ-гепйег по-немецки. Называя своего товарища по работе коллегой, вы не подозреваете, что двойное «л» в этом слове — результат известного в языкознании явления — ассимиляции. В латинском языке мы находим такие ее примеры:
ех -\\- Гес1и5 — эффект аи + зппПаНо — ассимиляция соп-1е^а — коллега. Или в итальянском: зспр + 1о — 5сп11о (написано) аЬ + 5о1и1о — аззоМо (абсолютно).
В присущем всем романским языкам стремлении к гармонии и красоте ассимиляция ликвидирует здесь возникающую из-за столкновения двух согласных «ухабистость».
После этого отступления вернемся к «коллеге». Это слово складывается из предлога «соп» — «вместе с» и корня «1е&» от «1е^еге» — читать. Итак, коллега — это тот, который с кем-то читает.
Причастие страдательного залога прошедшего времени от «1едеге» — «1ес1из», отсюда мы получили «лекции», то есть «чтения» и «лектора», что значит в дословном переводе «читатель» (к чему его функция часто сводится, когда он слишком много пользуется бумажками).
Ну а тем, кто не соображает в языковедении ничего, то репетитор по информатике и прочим языкам поможет быстро освоить научные требования каждого специалиста.